Об авторе
Манифест художественной критики
   О проекте
   Заказать галерею, сайт
   Заказать статью
   50 лучших картин
   Заработок партнерам
   Обучение художникам
   Частные публикации
  ATRSOPHIA-SHOP


Ваши продажи 24 часа в сутки


  ТОП-статьи

Свет и изображение света


Как продать картину


Light and Sea Inside Me


The Perpetuum Mobile of Creativity


How to promote your art in a social network


Paintings from the before birth


The painting to understand ourselves


  Сайт АРТСОФИЯ предлагает:
   Золотое правило визиализма


Петр Гейдек «Сухие цветы»
бумага, карандаш, 51см x 73см, 2009 г.


«Визиализм - это  мироощущение. Каждое мгновение своей жизни я воспринимаю как невероятное событие, поэтому все, что я переживаю, в моем восприятии так же фантастично, как для иного обывателя встреча с инопланетянином. И вот здесь неизбежно возникает то, что мы называем стилем: если я пытаюсь передать свое мироощущение средствами изобразительными, мне нет нужды что-то фантазировать, ибо реальность  сама по себе невероятная фантастика, и всякие наши вымыслы с горящими жирафами выглядят рядом с ней просто детским лепетом. Но и буквальный фотографический повтор не передаст моих ощущений. И тогда я допускаю в своей работе некоторый сдвиг, который беспокоит зрителя, но не разрушает в целом достаточно реалистическое изображение».

Вот так художник характеризует найденный им стиль, визиализм, который, если определить буквально, означает «я вижу», то есть, изображаю жизнь, как я ее вижу.
 
Визиализм отличается от реализма. Потому что реализм это визиализм без слова «я», «вижу» вместо «я вижу», то есть, жизнь без моего мироощущения, некая непонятная объективная реальность, которую я пытаюсь копировать, но не в праве изменять.

С другой  стороны, визиализм отличается от сюрреализма, в котором слишком много «я». Художник-сюрреалист рисует не только то, что видит, но привносит в рисунок слишком много от себя, комбинирует, изменяет и преломляет обыкновенную реальность; возникают всякие горящие жирафы и т.п.

На самом деле, истинная живопись это визиализм. Сюрреализм возникает из-за того, что вокруг слишком много реализма, как протест против тупого реализма, в котором отсутствует «я» и личное мироощущение художника. Правда, у каждого художника-реалиста, тоже есть свой индивидуальный стиль, есть своя манера письма, но когда он пишет, он не хочет ничего сказать о своих мыслях и чувствах в связи с объектом живописи, устраняет их. А в сюрреализме, наоборот, явный перебор мыслей и чувств, художник выходит за рамки ощущений, возникающих у него в связи с увиденным, и добавляет в картину что-то произвольное, надуманное, не имеющее никакого отношения к реальности.  Визиализм, таким образом, означает балансирование на грани между пренебрежением душевным миром мира в реализме и пренебрежением физическим миром в сюрреализме.

Но тогда, - скажете вы, - чего особенного в этом букете сухих цветов? Настоящий, чистой воды реализм! Где та странность, где тот сдвиг, о котором говорит художник, благодаря которому рисунок можно отличить от простого фотографического повтора?

Давайте, попробуем разобраться.
В действительности художнику нет нужды специально заботиться о том, как передать на рисунке свое личное, индивидуальное видение предмета. Он рисует то, что видит. Техника рисования у него на высшем уровне, знание предмета позволяет уловить все реалистические подробности: углы, под которыми раздваиваются и растроиваются стебельки, характирный ритм и шаг между ними, количество цветочков на каждом стебельке. Форма растения без сомнения узнаваема, и все так прорисовано, до таких мелочей выдержано, что удивленный зритель должен только воскликнуть: «Невероятно! Фантастика!» Но как правило, зритель не замечает, что в процессе своей кропотливой работы художник допустил ряд отклонений, однако не стал удалять, а сохранил их и кое-где, наоборот, даже усилил, потому что эти отклонения не противоречат его внутреннему ощущению от букета. Вот это и есть настоящий визиализм – заметить и усилить то, что идет от ощущения, от чувства.

Вы видели когда-нибудь, как выглядят листья обыкновенного комнатного живого цветка?
Да, - скажете вы, - много раз видели.
Однако замечали ли вы игру света в листьях цветка? Обращали ли внимание, что молодые листочки, например, во много раз светлее по своему оттенку остальных листьев? Так что когда смотришь на эти молодые листочки, кажется, что от них исходит тонкий и нежный свет? Это тот самый свет, который живое зеленое растение улавливает от внешнего источника света, от солнца, и отдает обратно в окружающую среду. По этому внутреннему едва заметному свечению мы сразу определяем, что перед нами живое растение, а не искусственное.

Теперь взглянем на «Сухие цветы» и увидим, что то же самое на картине происходит с мертвым букетом. Густые ветки букета словно захватывают и переизлучают вовне свет. Художник словно пытается оживить давно мертвый предмет. Он не хочет примириться с его смертью. Вот это и есть имевшийся в виду сдвиг. Головки цветов на рисунке точно так же играют со светом, как живые. Некоторые из них (слева и сверху) многократно светлее основного фона. Черные головки и ярко белые перемежаются, как это обычно бывает с листьями на живом дереве. И более того - это отчетливо видно - от всего букета исходит внутреннее сияние.  Сфотографируйте сухой букет, освещенный внешним источником света, и вы заметите обратный эффект – фон за букетом будет более темным. Вот вам и сдвиг!

Теперь разберемся с камнем.
Какая симпатичная картинка, говорят, если без камня!
Зачем здесь рядом с мертвым отслужившим букетом показан еще этот тяжелый неказистый предмет? Какова его роль на рисунке?

Закройте рукой камень, и вы увидите, что камень на самом деле уравновешивает своей тяжестью тень от букета – ту, что в правом верхнем углу на заднем плане. Он как бы оттягивает внимание зрителя от странной тени обратно к букету.
Я назвал эту тень странной, потому что она действительно странная. Вы видите, что у тени отсутствует основание, она словно от другого источника света, не от мира сего. Это скорее светлая тень, чем темная; просто из светлого пятна, которое странным образом оказалось в этом месте на стене, что-то изъято тенью от букета. Это странное светлое пятно есть не что иное, как "я" художника. Художник-визиалист, изображающий "я вижу", должен кроме того, что он видит, изобразить каким-то образом и свое "я", которое видит, то есть, изобразить вместо подписи самого себя в виде светлого пятна, или тени, или странного золотого шара или т.п. В этом и состоит золотое правило визиализма. Художник тайно присутствует на каждой своей картине.

А для чего же все-таки камень?
Видите ли, если не будет камня, то светлое пятно в правом верхнем углу, омраченное тенью от букета, будет слишком громко кричать.
Потому что, рисуя, художник оплакивает свой букет. Этот букет из еще недавно живых цветов подымает в его душе всякие неразрешимые проблемы жизни и смерти. Вся душа его изрезана тенью букета!
Букет долго-долго стоял на кухне, потом засох, потом оказался вроде не нужен, а теперь случайно попал в натюрморт. Его просто забыли выбросить. Но и в этом засохшем виде он сохранил чудную тонкую структуру из увядших бутонов и стебельков... Однако судьба его уже решена. Сейчас художник закончит свой очередной шедевр, и он будет брошен в мусорное ведро, и скоро вся эта тонкая удивительная структура, смешавшись с прочим мусором, превратится в пыль. И так всегда и со всем в жизни! Зачем? Для чего?

Чтобы подобные душераздирающие мысли не разрывали картину, в нее вводится камень. Этот холодный, бесформенный, тяжелый предмет уравновешивает своим действием действие букета. Букет, он весь такой светящийся, излучающий тепло, тонко структуированный и легкий! Во всех отношениях оба предмета - полные противоположности. Единственное, что их объединяет, то что они мертвые. Но растения в букете сохранили еще свою, вызывающую наше восхищение, растительную форму, - то последнее, что у них осталось от действия живых формообразующих сил растительного царства. А камень не сохранил даже формы и не помнит ничего о тех древних растительных образованиях, из которых когда-то произошел. Он давно смирился со своей участью. Настоящая его форма не принадлежит ему, эту форму придали камню внешние силы природы.
Да, все в мире относительно, и для каждого безжизненного сухого букета найдется еще более безжизненный и мертвый предмет - камень. В этом смысле, поставленные рядом, камень и букет взаимно уравновешивают друг друга. То нерадостное чувство от высохшего букета совершенно снимается благодаря камню, и букет становится от этого еще более возвышенным и живым.

Но главное, своим присутствием камень как бы отстраняет упомянутую тень вместе со светлым пятном на стене, о которых было сказано выше, что они представляют страдающую личность художника. Внимание зрителя в результате смещается влево, и мы таким образом не сразу замечаем на картине ее главную странность. Создание натюрморта это, вообще говоря, далеко не простое дело. Спасибо, что есть такой простой и наглядный материал в виде "Сухого букета" Петра Гейдека, помогающий нам разобраться в тонкостях визиализма!





  Галереи художников
  Cчётчик

Яндекс цитирования


  Регистрация

Логин:
Пароль:
 
  БЛОГИ
Личные страницы пользователей - полный список блог-галерей пользователей.
  Сайт АРТСОФИЯ предлагает:


АРТСОФИЯ - Художественная критика. Copyright © 2017. Михаил Андреев.