Об авторе
Манифест художественной критики
   О проекте
   Заказать галерею, сайт
   Заказать статью
   50 лучших картин
   Заработок партнерам
   Обучение художникам
   Частные публикации
  ATRSOPHIA-SHOP


Ваши продажи 24 часа в сутки


  ТОП-статьи

Свет и изображение света


Как продать картину


Light and Sea Inside Me


The Perpetuum Mobile of Creativity


How to promote your art in a social network


Paintings from the before birth


The painting to understand ourselves


  Сайт АРТСОФИЯ предлагает:
   Сотворить завтрак
Сотворить завтрак



Александр Олигеров «Завтрак»
холст/масло, 100 х 110 см, 2009 г.
http://oligerov.natm.ru/



Наверное, более правильно было сказать «приготовить завтрак», так как завтрак не творят, а готовят. Но когда речь идет о живописных произведениях Александра Олигерова, то лучше говорить о сотворении. Потому что все его картины, это сотворение, в том числе и «Сотворение мира». Яичница на завтрак, или весна, или лунный цветок, или дирижабль, или летний день, или целый мир – в творчестве Александра  это обозначается одним термином - сотворить предмет.

Возможно, и для Бога было все равно: приготовить завтрак или сотворить мир:
«Ну, что у нас там на сегодня? Солнечная система с девятью планетами? Пожалуйста!
Это делается просто. Вначале сотворим небо и землю, чтобы было из чего готовить и на чем готовить.
Затем берем свет и тщательно отделяем его от тьмы – это отделение занимает целый день, далее берется немного тверди от неба и тщательно перемешивается с водою, лишняя вода сливается до образования на земле суши, тоже самое проделывается на небе со светом до образования отдельных светил, на следующий день надо посыпать сушу и моря чем-нибудь растительным по вкусу, еще через день приправить всякими животными от каждой твари по паре, и гарнир по сути готов.
Потом берется кусок субстанции из приготовленного гарнира и лепится существо по собственному образу и подобию, кладется в печку, и пока оно доходит до кондиции, можно денек отдохнуть, а на седьмой день вселенная уже готова». Примерно, в таком духе.

Произведения великих художников, равно как и Солнечная система, не создаются наподобие завтрака в одночасье. Правда, есть художники, которые штампуют картины со скоростью приготовления яичницы, но если брать в среднем, то технология сотворения занимает и у Бога, и у нормального художника примерно семь дней. На седьмой день в картине все так изменяется и накладывается одно на другое, что уже трудно увидеть те простейшие элементы – свет и тьму, землю и небо – с которых все начиналось. Однако у самого Бога все четко распределено по полочкам, как, в какой день и что надо создавать, технология сотворения миров у творца до такой степени налажена, что любые отступления от нее чреваты мировым финансовым кризисом и, как следствие, потерей доверия к Богу со стороны заказчиков. В живописи ведь, в принципе, то же самое: зритель видит конечный продукт творчества и не догадывается, как это постадийно делалось, что создавалось в первый день, а что во второй. Однако в современной постмодернистской живописи стало иногда принято выделять поэтапные элементы творчества. Художник теперь не стирает следы построения мира, но наоборот подчеркивает их. Более того, он больше не выдает готовую картинку, где свет тщательно и реалистически отделен от тьмы, а просто декларирует на картине сам закон приготовления: «Здесь надо отделить свет от тьмы». И на картинах мы уже видим не предметы, а принципы их созидания. Так и произведения Александра Олигерова больше напоминают афористическое описание сотворение мира, чем увиденные в реальности вещи.

Взгляните на эту картину. Конечно, ее можно видеть по разному, и у разных людей она вызовет самые разные эмоции и ассоциации, мне же лично кажется, что главное на картине это не эмоции и ассоциации, а принципы построения. Художник дает рецепт приготовления предмета, а не впечатление от чего-то готового. Его картины это мыслительные рецепты для той или иной вещи, которую еще надо создать.

Однако поначалу вам покажутся странными эти мыслительные рецепты, в частности и на его картине «Завтрак». Уж очень далеки эти формы от того, что мы привыкли видеть за завтраком у себя на столе даже в виде сырых элементов. Разве что два желтых круга на ней отдаленно напоминают яичницу. А причем тут эти кресты и пересечения – так это уже совсем недоступно пониманию человека со средними способностями. Хотя, как абстрактная композиция, и по форме и по цвету картина, возможно, и вызывает у кого-то ощущение завтрака.

Но дело здесь не в ощущении, а в подаче предмета, в ее очередности. То, в какой очередности надо создать компоненты, чтобы завтрак состоялся.

- Что вы собственно хотите на завтрак? – спрашивает Творец.
- Яичницу.
- Отлично! На сколько персон?
- На двоих.
- Как скоро?
- Сейчас, пока еще не занялся день.
- Куда прикажете ее подавать?
- На стол.

Однако художник не повар. Он творит яичницу не как таковую, а некие пятна, определяющие ее бытие, то есть, книгу бытия яичницы. Потому что надо подать ее сейчас, утром, на завтрак, а не в неопределенный момент истории. Кроме того, ее нужно подать на стол в кухне, а не в открытое пространство, за тридевять земель.

Первый акт творения – это сделать на картине «когда». Видите, этот голубой крест с синей сердцевиной – так художник изобразил «когда». Почему крест? Потому что крест в его представлении хорошо делит сутки на четыре времени суток: утро, день, вечер и ночь. Раз надо изобразить завтрак, то надо обязательно показать наш предмет в одной из четвертей, то бишь утром. Специально художник, конечно, об этом не думает, просто он из интуиции подбирает нужную цвето-форму для задания времени.

Итак, наше «когда» готово. Затем надо подать сам предмет. Изображаются два белых круга с желтой сердцевиной поверх сине-голубого креста – и яичница на двоих готова. Это самая, так сказать, реалистическая часть процесса, изображаемые цвето-формы здесь действительно напоминают желанный предмет, а черные ободки –  это тарелки, на которых завтрак подан на стол.

Однако нет самого стола! Спокойствие! Третьим шагом художник дописывает стол и делает это тоже очень интересно. Он добавляет на картину еще один крест, который теперь означает пространственное определение «где». Это «где» представлено в виде черного креста с зеленой сердцевиной. Крест в данном случае подчеркивает два измерения пространства (ибо стол квадратный). Ну а почему крест черный? Потому что стол деревянный. Для изображения дерева, как материала, берут как правило черный цвет. А почему у черного креста зеленая середина? Это делается, чтобы люди не подумали, что дерево стола живое. Ведь если вы, например, изобразите крест с красной серединой, то это будет выглядеть, как дерево, обладающее собственной жизнью. Зеленое же в данном случае означает смерть, а черное с зеленой сердцевиной – это мертвое засохшее дерево. Таков интуитивный язык живописи.

Итак, что мы видим на картине?
На картине мы видим три вещи: «когда», «что» и «где». Эти странные кресты на самом деле означают временное и пространственное определения, без которых невозможно такое событие, как завтрак.
Не правда ли, это гораздо интереснее раскладывать предмет в процесс созидания, чем рисовать натуральные тарелки с яичницей на столе. Такая живопись, в отличие от натуралистической, гораздо выше ценится, потому что здесь мы имеем дело не с тупым чувственным восприятием события, а с его духовным восприятием. И когда говорят о духовном видении, то имеется в виду именно такое духовное творение предмета.
Этот стиль в живописи, когда изображаются поэтапные принципы творения, я бы назвал креативизмом.




  Галереи художников
  Cчётчик

Яндекс цитирования


  Регистрация

Логин:
Пароль:
 
  БЛОГИ
Личные страницы пользователей - полный список блог-галерей пользователей.
  Сайт АРТСОФИЯ предлагает:


АРТСОФИЯ - Художественная критика. Copyright © 2017. Михаил Андреев.