Об авторе
Манифест художественной критики
   О проекте
   Заказать галерею, сайт
   Заказать статью
   50 лучших картин
   Заработок партнерам
   Обучение художникам
   Частные публикации
  ATRSOPHIA-SHOP


Ваши продажи 24 часа в сутки


  ТОП-статьи

Свет и изображение света


Как продать картину


Light and Sea Inside Me


The Perpetuum Mobile of Creativity


How to promote your art in a social network


Paintings from the before birth


The painting to understand ourselves


  Сайт АРТСОФИЯ предлагает:
   Вечерний пейзаж и переживание смерти
Вечерний пейзаж и переживание смерти



Опульс (Павлов С.А.) "Самарканд; вечер"
холст, масло, 52 х 35 см, 1991 год.


Смерть мы видим в кино, видим ее со стороны, когда умирает кто-то другой, однако внутреннее переживание того, что ощущает человек в момент перед смертью, нам неизвестно. Мы можем лишь предполагать, и то с сокровенным трепетом, что в последние мгновения жизни человеку открывается что-то потрясающее душу, что-то чрезвычайно важное и интимно близкое, имеющее отношение ко всей его прожитой жизни. Можно ли еще при жизни говорить о том, что там открывается? Можно ли хоть в небольшой степени пережить те мощные чувства прощания с земным миром, которые испытывает умирающий человек? Ведь принято говорить, что никто не возвращался оттуда, что великую тайну жизни и смерти человек уносит с собой, что никому из живых этого знать не дано.

И все-таки, переживание смерти можно попытаться себе представить. Если вы свободны от расхожего предрассудка, что мысли о смерти якобы приближают саму смерть, то представьте себе для начала вечерний пейзаж - лучше всего городской, с церковью или со шпилем – когда вы стоите спиной к заходящему солнцу и видите на фоне уже чернеющего неба освещенные красным предзакатным солнцем возвышающиеся постройки. Солнце, может быть, даже зашло, но последние этажи удаленных домов еще ярко освещены.

Обратите тогда внимание на необыкновенный контраст темно-синего неба и верхушек домов, пылающих каким-то неземным оранжево-красным светом. Обычно люди любуются закатом и тем, как заходит солнце, и не видят того, что у них за спиной с обратной стороны небосвода. Возможно, вам покажется, что на другой стороне неба и нет ничего особенного, однако присмотритесь внимательно к цветовым нюансам. Если вам повезет (все зависит от погодных условий), то на какое-то мгновение вы будете поражены тем космическим, но бесконечно милым нашему сердцу оттенком красноватого цвета, в который тогда будут окрашены каменные постройки, колокольни и башни. Постарайтесь удержать это мгновение и окунуться в цветовое переживание. Понаблюдайте, как красноватое свечение постепенно исчезает со стен домов и как все мироздание медленно погружается в ночную тьму. Представьте себе, как жадно улавливает ваша душа эти последние светлые блики на пиках самых высоких башнен, отчетливо сознавая, что сейчас умрут и они. Грустно, не правда ли? Вот это и есть переживание смерти, вернее, переживание последних мгновений жизни перед смертью.

Откуда происходит этот необычайный красный цвет, с такой силой потрясающий нашу душу?
Физически феномен объясняется просто: дома окрашены не тем светом, который идет от уже достаточно слабого светила, а тем, который излучает весь западный небосвод на закате. Это не точечный источник света, а сферический; свет словно фокусируется в точку со всех сторон небосвода, а не исходит из одной светящейся точки. Вот этот сферический свет и вызывает у нас то странное чувство, которое сродни предчувствию смерти. Нам кажется, что вот также будет однажды и с нами, а может даже, в предыдущих жизнях, и было. Подобно тому как вечером глаз прощается с дневным светом, так человек прощается с жизнью, когда здание его освещенного последними лучами тела на глазах погружается в тьму. Через миг мы этого тела уже не увидим, и оно будет предоставлено самому себе.

Что такое изображено на картине художника Опульса?
Это не что иное, как переданное средствами живописи переживание смерти. Не имеет значения, где находится эта местность, что это за храм и какой оно имеет культовый и исторический смысл, ибо то, что нас больше всего потрясает в картине, это могущество красного цвета. Трудно найти другое такое полотно, другой жанр и другую тему, где бы с такой силой нашло свое воплощение переживание красного цвета. Художник много-много раз писал на закате один и тот же мотив – вечерний пейзаж с мавзолеем, прежде чем ему, наконец, удалось уловить это душевное переживание и заставить красный свет засиять, так естественно, во всем великолепии своих оттенков.

Невольно напрашивается вопрос: каким образом художнику удалось достичь такого мощного воздействия красного цвета?

С одной стороны, это техника. Сильный контраст - светло-красный цвет дан на фоне своих антиподов – темно-синего и зеленого цветов. При этом красное смешано с черным, причем смешано таким образом, как если бы красное естественным образом погружалось в черное и исчезало в нем. Это напоминает эффект свечения раскаленного камня в темном помещении: с горячей стороны он светится красным, а в местах похолоднее становится черным. Но дело, конечно, не в одном контрасте и не в одном черном фоне. Многие художники пользуются сочетанием красного и черного, но далеко не всем удается заставить красный цвет сиять с такой силой.
По-видимому, художник постиг тайну красного цвета. Если вы присмотритесь, то увидите, что светло-красный цвет (киноварь) дан повсюду с включениями оранжевого, с одной стороны, и с включениями малинового (кармин) – с другой. Вот этот оранжевый, переходящий в желтый, и заставляет его засиять, а этот малиновый придает ему такой торжественный и трагичный оттенок. Словом, красный цвет показан в двух своих аспектах: желтый – это солнечный аспект, земной мир, а темно-красный или малиновый – это сверхземной аспект, это цвет человеческой плоти, цвет существа человека, которое, конечно, божественной природы, а не земной. Владение тайной красного цвета – что красный состоит из собственно красного, оранжевого и малинового – и позволяет художнику отобразить все могущество и потустороннюю природу закатных оттенков, о которых мы говорили.

С другой стороны, интересно и то, что на картине изображено. Это мавзолей Шах-и-Зинда на северной окраине Самарканда, на краю возвышенности Афрасиаба, где среди обширного древнего кладбища, находятся группы мавзолеев. Среди них наибольшей известностью пользуется могила Куссама, сына Аббаса, двоюродного брата пророка Магомета.
По арабским источникам, Куссам пришел в Самарканд в 676 году. По одним известиям, он был убит, по другим — умер естественной смертью. В народе Куссам известен под названием Шах-и-Зинда — "Живой царь", который согласно самаркандским легендам ушел из этого мира живым. Отсюда и прозвище "Живой царь".

Итак, герой, родственник пророка, живой царь, который ушел из этого мира живым, его мавзолей мы видим на картине. Как близко это перекликается с нашей темой вечернего пейзажа и переживания смерти!
Что значит уйти из этого мира живым?
Ведь, мусульмане вроде бы никогда не сомневались в посмертной жизни души? Тогда что значат эти слова «уйти из этого мира живым»?
Очевидно, они указывают на то, что после своей смерти Куссам, в отличие от обычных людей, сохранил сознание о своей земной жизни, т.е. пронес память о своей жизни через врата смерти. Обычно это сознание исчезает сразу через некоторое время после смерти, и человек живет в другом мире, ничего не зная о том, что он жил в первом. Значит, это надо понимать как сохранение сознания, за подвиг сохранения сознания после смерти Куссам почитается как герой, за это ему возводится такой величественный и богатый мавзолей. Ибо он пронес через смерть (и сохранил для своих потомков) то знание, которое человек обретает в момент перед смертью. Заметьте, речь идет не о переживаниях, которые человек имеет в коме. Потому что последние это уже запороговые переживания, тоннель и все такое, которые много раз сообщались людьми, прошедшими через клиническую смерть. Речь идет сейчас о том знании, которое человек получил при жизни и которое многократно обогащено переживанием смерти. Вот его-то и сумел пронести через смерть и сохранить для живущих людей Куссам.

Спрашивается: а как же он, находясь в другом мире, может передать это знание людям, находящимся на земле? Не будет ли это знание, из-за отсутствия связи с земными людьми, в любом случае утрачено и предано забвению?

Нет, знание это не будет предано забвению, ибо такая связь существует. Древние строители мавзолея были сведущими людьми и возводили его здание по определенным законам. Оно возводилось так, чтобы человек, глядя на него в определенное время перед закатом, мог почувствовать себя в контакте с душой или духом Куссама, который и сообщал ему через охватывающее его переживание о своей унесенной в иной мир тайне. Архитектура здания, его местоположение, форма, бирюзовые купола – все было нацелено на то, чтобы вызвать у молящегося в вечерний час зрителя сверхчувственное переживание. Это переживание говорило людям о том, что их герои и пророки живы, оно вселяло в них веру в загробный мир. Наверное, это свойство мавзолея и привлекло интерес к нему художника и вдохновило на создание данной картины.

Художники всегда стараются найти какой-нибудь метод, чтобы изобразить на картине свои редкие переживания, чувства и впечатления, которые невозможно выразить и передать словами. Картина «Самарканд; вечер»  - именно тот самый случай. Какими же способами художник сумел выразить на ней переживание смерти?
Первый – о нем мы уже говорили – это сильный самосветящийся красный цвет. Его свечение как бы подчеркивает самостоятельность и независимость души от тела. Чем сильнее красный цвет, тем слабее душа прикована к телу.
Второй – это желтые солнечные блики на голубых куполах, символизирующие последний миг, когда душа еще видит солнце.
Третий – посмотрите в низ картины, где словно как в полупещере стоят два маленьких навьюченных верблюда, над которыми нависла громада храма. Верблюды, как животные, способные нести тяжесть, символизируют в данном случае тяжесть жизни. Душа не может больше нести эту тяжесть жизни (тяжесть здания, или тяжесть тела) на своих плечах. Она готова ее с великим облегченьем сложить.

Несмотря на то, что мы говорим в связи с картиной о смерти, картина тем не менее выглядит радостной и торжественной. Здесь нет противоречия. Ведь, для художника писать такой вечерний пейзаж это как упражнение. С каждым следующим упражнением его душа становится все более сильной и более подготовленной к переживаниям, которые случайно могут обрушиваться на нас, когда мы смотрим вечером на черное небо. Также и зритель может питаться от этой картины силой, если представит всю ее глубину и многозначительность.



  Галереи художников
  Cчётчик

Яндекс цитирования


  Регистрация

Логин:
Пароль:
 
  БЛОГИ
Личные страницы пользователей - полный список блог-галерей пользователей.
  Сайт АРТСОФИЯ предлагает:


АРТСОФИЯ - Художественная критика. Copyright © 2017. Михаил Андреев.