Об авторе
Манифест художественной критики
   О проекте
   Заказать галерею, сайт
   Заказать статью
   50 лучших картин
   Заработок партнерам
   Обучение художникам
   Частные публикации
  ATRSOPHIA-SHOP


Ваши продажи 24 часа в сутки


  ТОП-статьи

Свет и изображение света


Как продать картину


Light and Sea Inside Me


The Perpetuum Mobile of Creativity


How to promote your art in a social network


Paintings from the before birth


The painting to understand ourselves


  Сайт АРТСОФИЯ предлагает:
   Пейзаж русского севера с православным Храмом

Опульс (Павлов Сергей Маркович) "Спасопреображенский Валаамский мужской монастырь"
холст, масло,  30 см х 50 см, 1998 г.


Что можно сказать о представленной картине? На первый взгляд здесь, кажется, не о чем говорить, все и так ясно: на картине изображен монастырь, и не просто монастырь, а реальный конкретный монастырь, расположенный на острове Валаам, что на севере Ладожского озера. Картина, стало быть, создана с натуры, причем, художником, который сам прожил какое-то время на острове Валааме и испытал все тяготы монастырской жизни. Картина написана зимой в оранжево-розовых и серых тонах, Ладожское озеро покрыто льдом, над горизонтальной оконечностью мыса на фоне горизонтального просвета виднется единственная вертикаль – Спасопреображенский монастырь с трехъярусной колокольней - и купола церкви. Мастерски передано настроение русского Севера, с его нетронутой природой, с ощущением зимнего морозного дня.

Это всё? Или картина может сказать что-то большее?
Метод художественной критики заключается в том, что мы даем описание картины в четыре этапа.
На первом этапе без всяческих искусствоведческих выкрутасов и определений мы просто описываем то, что видим. Предметная составляющая картины – берег, монастырь, колокольня, елки, островки на озере, пятна просветов на небе; потом идет цветовая характеристика – не забываем отметить, что добрая половина всего пространства занята серым массивом неба, в который упирается шпиль колокольни, и на фоне этого серого - центральное светлое пятно, ясный просвет в облаках над горизонтом. Далее мы говорим о пропорциях – где чего больше, а где чего меньше – о структуре картины, о лессировке, о волнистой поверхности льда на озере и т.д.
На втором этапе мы перечисляем все мысли связанные с увиденной картиной. Не обязательно логические, не обязательно правильные и законченные, но просто тратим на это какое-то время. Например, задаемся вопросом, какое на картине время суток: Утро, день или вечер? – и не найдя ответа, заключаем, что время суток точно не определить.
На третьем этапе делаем то же самое с чувствами. Стараемся отметить все личные чувства и эмоции, которые вызывает у нас картина, типа: «Классно! Вот это настоящий северный пейзаж! Я бы повесил это у себя дома!»
И наконец, на четвертом этапе, очищаем свое сознание ото всех перечисленных восприятий, мыслей и чувств и ждем, когда в чистом пустом сознании появится идея картины. Идея должна придти сама, изнутри, как наша собственная идея. Таким образом мы как бы заставляем картину заговорить, рассказать нам что-то интересное, до чего мы не смогли бы додуматься сами. Речь идет не столько об идее художника, которую он вложил в свое произведение, а о том, что мы способны узреть и понять сами благодаря картине. Иногда на это уходят годы, однако если предварительные три этапа проделаны честно и качественно, идея приходит сразу. И после этого уже не имеет значения, что мы поняли на предварительных трех этапах, мы далее сообщаем идею, которую услышали от картины. В этом и состоит метод художественной критики.

О чем же в данном случае хочет нам рассказать картина?
Будем считать, что делая это введение, вы уже достаточно успели рассмотреть картину и в какой-то мере прошли через три первые этапа. Если это так, то мы сразу скажем, что пейзаж русского севера, внутри которого изображен православный монастырь, это не что иное, как при приглашение задуматься о духовных судьбах России. То есть, данная картина (как и всякий пейзаж с церковью) можно рассматривать как шаг Неба навстречу человеку, приглашением к сотрудничеству, к созданию в России духовной основы для истинной духовной жизни: «Остановись, человек, и задумайся на тем, что такое духовная жизнь! Сейчас ее, собственно, почти нигде нет, ни в одной сфере, ни в духовной, ни в правовой, ни в экономической. Только в отдельных местах, отдельные монахи трудятся, создавая в удаленном от прочей недуховной мирской цивилизации месте, что-то напоминающее духовную жизнь. Но долго так продолжаться не будет. Человек должен снова найти связь с духовно-божественным, должен снова научиться вести духовную жизнь». Вот такой призыв идет от картины. Разве не так? Когда художник творит пейзаж, центральной точкой которого является Храм, то подсознательно он чувствует этот призыв духовного мира.

И что мы видим на картине?
Ведь на ней же, собственно, почти ничего нет. Детали утопают в нежной морозной мгле, которой всё вокруг словно укутано. Очертания монастыря хоть и узнаваемы, но размыты и почти теряются в общем фоне. И, по сути дела, на картине ничего нет, кроме этого огромного, открывающегося сквозь серую толщу облаков оранжево-красного просвета. Небо открывается навстречу человеку! Небо делает навстречу один шаг! Серый цвет – это цвет духа, а просвет – это подарок духа, дающий человеку возможность взглянуть наверх и что-то узреть. А справа на картине в это просветленное пятно врезается  острым клином мыс острова со стоящим на нем Храмом. Это ответ человека Небу: Храм и духовная жизнь. Развивая духовную жизнь, человек дает свой правильный ответ на призыв Неба. Вот о чем эта картина.

Итак, эта картина художника Опульса с изображенным на ней Спасопреображемским монастырем на Валааме, есть некое откровением о духовной жизни, о том, как ее понимает сам художник и как ее понимают монахи. Раньше мы уже отмечали, что пейзаж с церковью – это как дом души. Рисуя пейзаж, центром которого является Храм, художник рисует место, где его душа чувствует себя как дома. Мы также часто говорили о четырех цветовых слоях в пейзажах, которые представляют собой как бы жизнь души в четырех ипостасях, начиная от физического плана до сверхдуховного. Рассмотрим и сейчас, коротко, эти четыре плана бытия.

Первый, самый ближний, самый физический план – это Ладожское озеро, покрытое льдом. С одной стороны, лед можно понимать как особую законсервированность и традиционность монашеской жизни. Сами понимаете, монахи не занимаются по утрам спортом, не ходят на всякие тренинги и боди-билдинги, не разъезжают и не путешествуют по курортам. Жизнь физического тела у них связана больше с физической работой для обеспечения жизнедеятельности монастыря. С другой стороны, этот лед, он открывает путь к Храму, ведь по льду очень легко можно пройти отделяющее нас от Храма расстояние и оказаться на острове. Сравните это с другими аналогичными пейзажами, где церковь, кремль или монастырь изображаются над открытой водной преградой, заставляющей думать, что путь к Храму затруднен. А здесь он свободен. У зимы, так сказать, есть свои преимущества.

Второй план – это линия острова с постройками монастыря, внутри которых теплится жизнь. Это как бы хозяйственная и организационная составляющая духовной жизни, те ежедневные отношения и заботы, на основе которой покоится собственно духовная жизнь.

Третий план – светлая полоска неба – это молитвы и духовные упражнения монахов, которые они производят, чтобы снискать духовный свет.

И четвертый план, занимающий добрую половину картины – это высшее божественное, к которому стремится человек. Это там, где душа чувствует себя наедине с Богом и черпает силы и радость для дальнейшей жизни. Этот план представлен здесь абсолютно непрозрачным и серым небом, которое словно нависает над островом и, кажется, довлеет над жизнью людей.  На первый взгляд кажется, что между ним и человеком абсолютно нет никакой связи, оно веет на него своим холодом и не терпит на этом клочке земли никакой жизни. Но, присмотревшись, мы можем заметить главную особенность картины, и тогда поймем, что небу не зря уделено на картине столько места, ибо внутри этого плана мы можем увидеть некие потоки. Они представлены на картине тонкой белой лессировкой, и можно даже заметить, что эти потоки как бы циркулируют по замкнутому контуру. Нечто словно подымается из того места, где за облаками предположительно должно находиться солнце, далее идет по небу направо и ниспадает, как снег, на Храм. Да-да, Храм является неким приемником духовных силовых потоков. Затем можно проследить, как эти потоки возвращаются волнами по льду озера обратно к оконечности мыса, где находится солнце. Получается замкнутая циркуляция, замкнутый цикл. Своей духовной жизнью монахи поддерживают циркуляцию духовной энергии в мире.

Вот это и есть то главное, что можно прочесть по картине. Духовной жизни в стране практически нет, она заморожена и изгнана фактически из всех областей. Но есть святые места, где люди стараются воссоздать духовную жизнь, и своей духовной работой, своими молитвами осуществляют необходимую для связи с божественным циркуляцию духовных сил. На карте нашей страны сохраняются такие центры, где живая духовная энергия циркулирует и передается людям, где люди могут прикоснуться к Богу. Говоря так, я отнюдь не призываю к православию и не пытаюсь никого склонить ни к какой духовной доктрине. Существовании таких святых мест я и ни в коем случае не противопоставляю свободомыслию. Просто я это вижу как факт, что монахи там на острове сидят не просто так, но там есть действительно что-то особенное. И этот факт, этот сверхприродный феномен, в который многие отказываются верить, так сказать, увидел своими глазами проживавший там некоторое время художник, и он зафиксировал это на своей картине. Через его картину люди могут задуматься о духовной судьбе России, о том, как на практике осуществить эту циркуляцию живой творческой энергии во всех сферах нашего бытия.   



  Галереи художников
  Cчётчик

Яндекс цитирования


  Регистрация

Логин:
Пароль:
 
  БЛОГИ
Личные страницы пользователей - полный список блог-галерей пользователей.
  Сайт АРТСОФИЯ предлагает:


АРТСОФИЯ - Художественная критика. Copyright © 2017. Михаил Андреев.