Об авторе
Манифест художественной критики
   О проекте
   Заказать галерею, сайт
   Заказать статью
   50 лучших картин
   Заработок партнерам
   Обучение художникам
   Частные публикации
  ATRSOPHIA-SHOP


Ваши продажи 24 часа в сутки


  ТОП-статьи

Свет и изображение света


Как продать картину


Light and Sea Inside Me


The Perpetuum Mobile of Creativity


How to promote your art in a social network


Paintings from the before birth


The painting to understand ourselves


  Сайт АРТСОФИЯ предлагает:
   Двенадцать внешних чувств и их изображение в живописи
Двенадцать внешних чувств и их изображение в живописи
по произведениям художника Раисы Арефьевой
http://www.artraisa.ru/


При помощи чувства зрения мы можем видеть предметы во внешнем мире, можем нарисовать увиденное на бумаге, мы также знаем, как устроено зрение, и можем даже изобразить орган зрения – глаз - в разрезе или в натуре. Однако, как изобразить само чувство зрения?
Поставьте такую задачу перед учениками на мастер-классе и посмотрите, как по-разному люди подойдут к ее решению. Конечно, ученики должны предварительно что-то уметь – например, рисовать обнаженное человеческое тело, копировать внешние предметы и эффекты, чтобы таким образом подойти к решению чисто художественной задачи. Многие, однако, не поймут, что от них требуется. «Если ни глаз, ни кувшин, увиденный при помощи глаза, рисовать нельзя, то что же тогда требуется нарисовать?» Однако те, которые поймут, узнают благодаря этому упражнению, в чем состоит суть живописи, они узнают, что такое настоящее художественное творчество, которое заключается не в копировании внешних предметов, а в изображении собственных мыслей и идей. Попробуйте нарисовать чувство зрения или чувство осязания, пользуясь живописными образами и средствами, и вы узнаете, что значит творить! Пусть это упражнение поначалу покажется трудновыполнимым и воображение на первых порах вам откажет, но, стоя на этой точке зрения, вы впервые и по-новому откроете мир живописи и мир искусства.
Предлагаю вам совершить небольшое, но увлекательное путешествие по 12-ти картинам художника Раисы Арефьевой, по которым вы увидите, как через изображение обнаженной женской натуры можно передать те или иные человеческие чувства. Вы проникните в тайную мастерскую художника.
Вот одна из картин:



Картина № 3 из серии «Полет бабочки»,  холст, масло, 70 см х 50 см, 2010 г.,
на которой представлено чувство зрения.

Когда я пытался анализировать картины Раисы Арефьевой из серии «Полет бабочки», на ум пришло, что все они имеют отношение к внешним чувствам человека. Их можно понимать так, что каждой картине представлено конкретное внешнее чувство, хотя, разумеется, картины сами не кричат: «Я – чувство зрения! Я – чувство слуха!», и на первый взгляд кажется, что даже не намекают. Однако, когда сравниваешь их между собой, находишь отличия и общие элементы, то приходит догадка: «Да это же чувства!».
Как могла бы, например, выглядеть картина, на которой изображено чувство зрения?
Во-первых, раз речь идет о чувствах вообще, то вполне очевидно, что обнаженное женское тело это самый мощный символ, указывающий на чувства. Поэтому на картине должна быть обязательно женская фигура, обнаженное женское тело – ибо оно сильнее всего созвучно со словом «чувство». Чувства изображаются в живописи при помощи обнаженной женской натуры – вот в чем состоит наше открытие! Более подходящего образа для обозначения чувств в живописи вряд ли можно себе представить.
Во-вторых, поскольку зрение есть способ восприятия внешнего мира, на картине должны быть изображены две вещи: субъект и объект восприятия. Женское тело, которое само по себе есть чувствительный орган восприятия, играет роль субъекта, ну а бабочка, которая описывает круги вокруг обнаженной фигуры, - роль объекта восприятия. Можно также сказать, что бабочка есть душа, а женщина – орган восприятия. Ибо во время восприятия наша душа находится не в теле, не в органе восприятия, а в предмете, который она видит перед собой и до определенной степени сливается с ним. Если я, например, вижу перед собой розу, то душа моя в этот момент находится в розе, переживает ее цвет, структуру и аромат. Душа, так сказать, порхает как бабочка от одного предмета к другому, а женщина – мой орган восприятия – с ней играет. Интересно, что почти на каждой картине есть бабочка, и это обстоятельство навело меня на мысль, что здесь мы имеем дело с внешними чувствами, с характерным раздвоением человека в процессе восприятия на объект и субъект.
В-третьих, на каждой картине можно проследить некое движение души, характерное для данного способа восприятия. И это характерное движение души представлено в виде шлейфа, который тянется за бабочкой. Так, для зрительного восприятия характерно, что объект появляется как бы со стороны, когда мы поворачиваем к нему голову, затем он как бы «пролетает» перед глазами, но тут-то его и схватывает зрение, и оно направляет полет бабочки к голове, так как зрение осуществляется на линии голова – предмет. Шлейф выделяет на теле женщины (органе восприятия) некую чувствительную зону, означающую, что данное чувство восприимчиво к тональности объекта, например – к цветовой.
Говоря конкретно о зрении, можно отметить закинутые за голову руки – это и понятно, так как глаза и нервные центры зрительного восприятия находятся в голове. Фигура повернута лицом к зрителю, максимально обнажена и открыта – это тоже свойство зрения, потому что через зрение мы получаем самую четкую и самую информативную картину мира. Фигура как бы говорит: «Я переполнена увиденным!»



Холст, масло, 50 см х 70 см, 2010 г.,
Картина, на которой представлено чувство жизни.

Теперь рассмотрим другие внешние чувства по порядку. Всего их у человека насчитывается 12. При этом мы не имеем в виду какие-то дополнительные внешние чувства, которые в наличие лишь у экстрасенсов и ясновидящих. Речь идет об обычных 12-ти чувствах, которые развиты у любого нормального человека. Обычно мы выделяем у человека пять внешних чувств: зрение, слух, обоняние, вкус и осязание, которые имеются также у высших животных. При этом, как правило, не упоминаем о тех внешних чувствах, которые развиты только у человека – о чувстве речи, чувстве мысли и чувстве другого «я». Как правило мы не говорим и о более внутренних чувствах, которые развиты в том числе у низших животных – о чувстве жизни, чувстве тепла и холода, чувстве движения и чувстве равновесия. Если к пяти обычным внешним чувствам прибавить три высших и четыре низших, то получится вместе двенадцать. Путешествуя по представленным здесь картинам, мы можем увидеть в правильной последовательности все 12 внешних чувств.
Так, на картине выше, по моему мнению, представлено чувство жизни – самое первое в ходе эволюции и самое внутреннее из всех чувств. Здесь мы не видим никакой бабочки (то бишь, внешнего объекта восприятия), чувство жизни не интересуется ничем внешним, и соответственно нет движения души – так как орган восприятия и объект восприятия совпадают. Чувствующее существо покоится в самом себе, это, по сути дела, самочувствие в обычном понимании данного слова. Чувство жизни или самочувствие присутствует у всех животных, в том числе у самых низших – у амеб и червей. У человека оно выступает в более развитой форме, как чувство удовольствия и неудовольствия, как чувство телесного комфорта. Благодаря этому чувству мы очень немного можем узнать о мире, оно очень темное и закрытое, оно лишь информирует нас о том, приятно нашему телу или нет. Чувство жизни находит себе пищу, когда мы, например, отдыхаем, сидим в кресле, валяемся на пляже. Вполне правомерно изобразить это чувство в виде обнаженной женщины, лежащей на животе, как это показано на картине. Ее поза располагает к интиму, однако живот и грудь женщины закрыты, из чего можно сделать вывод, что чувство жизни это самое глубокое и внутреннее, не открывающееся миру. Возвышающаяся задняя часть туловища указывает на первобытно-животный характер чувства жизни.




«Водопад» из серии картин «Стихии»,  холст, масло, 150 см х 100 см, 2010 г.,
на которой представлено чувство холода и тепла.

Серия картин «Полет бабочки» Раисы Арефьевой состоит из 8 картин, поэтому для 12-ти внешних чувств приходится дополнять их произведениями из других серий. Так, картина «Водопад», по моему мнению, хорошо соответствует следующему за чувством жизни – чувству тепла и холода. Как и в чувстве жизни, здесь еще нет бабочки (мы воспринимаем тепло само по себе, а не как исходящее от чего-то), душа по-прежнему отдана внутреннему состоянию, которое она ощущает как тепло и холод внешнего мира. Однако тут уже есть что-то типа шлейфа в виде холодного потока, спускающегося сверху вниз, и теплого потока, поднимающегося снизу вверх. Эти потоки указывают на движение души, соответствующее этому чувству – оно как бы идет сверху вниз и снизу вверх и чем-то напоминает столбик термометра.
Чувство холода и тепла можно сильнее всего испытать, когда моешься в душе, или на улице в ветряную погоду, или когда греешься у какого-нибудь теплого источника, то есть, находишься в тепловом контакте с другим телом. В данном случае этот другой источник мягкого согревающего тепла показан на картине в виде леопарда у ног женщины. Светлые потоки омывают целиком ее тело, которое показано в цвете, из чего следует, что органом восприятия холода и тепла является все тело и что у чувства холода и тепла есть определенные тональности. В отличие от чувства жизни, обнаженная фигура здесь полностью открыта и повернута к зрителю лицом – чувство холода и тепла у человека сильнее всех открыто миру, и неудивительно, что воздействия холода и тепла очень болезненно могут давать о себе знать. Есть что-то общее между наготой и открытостью человека воздействиям тепла, недаром от стыда можно покраснеть.
Руки женщины закинуты за голову, так как именно голова в наибольшей мере подвергается тепловым воздействиям (остальное тело обычно защищено одеждой), и одна рука касается позвоночника в области шеи, указывая на центр в спинном мозгу, который управляет периферийной нервной системой, ответственный за это чувство.



Картина № 8 из серии «Полет бабочки»,  холст, масло, 70 см х 50 см, 2010 г.,
на которой представлено чувство движения.

В следующей картине можно распознать чувство движения. Здесь уже появляется бабочка или внешний объект, потому что чувство движения хотя и коренится глубоко внутри, но основывается на внешних объектах, относительно которых происходит движение. Организм в состоянии чувствовать, находится он в движении или неподвижен относительно других близлежащих тел. Когда мы сидим в поезде, который движется равномерно и бесшумно, мы все же в состоянии по какому-то внутреннему самоощущению догадаться, едет он, или стоит. Многие пассажиры просыпаются в тот момент, когда поезд останавливается. Тот, кто любит кататься на велосипеде, лыжах или роликовых коньках никогда не скажет, что кататься и стоять на месте это одно и то же. Чувство движения сообщает нам удовольствие от несоприкасаемого контакта с внешним миром, вызванного только тем, что положение нашего тела меняется относительно окружающих предметов. Странным образом мы чувствуем геометрическое расположение близлежащих тел, и особенно тогда, когда это расположение меняется. В самолете же, вокруг которого в пространстве нет неподвижных предметов, мы этого движения не замечаем.
Это тонкое чувство движения по отношению к соседним предметам представлено на картине в виде стройной красивой девушки, которая словно натыкается на траекторию летящей перед ней бабочку.
По фигуре девушки можно сказать, что она медленно перемещается вперед, и тут бабочка неожиданно пересекает ей дорогу. Удивительно, как всё тонко и точно передано на картине, даже в той мелочи, что бабочка пролетает на уровне солнечного сплетения. Линии их движения взаимно перпендикулярны, бабочка словно создает приятное ощущение препятствия со стороны пространства. И в тот момент, когда она пролетает мимо, девушка вдруг вырывает взглядом бабочку к себе, пытаясь ее приблизить. Точно также человек, находящийся в состоянии движения, стремится приблизиться к другому внешнему предмету, как в игре в догонялки. Движение души, соответствующее этому чувству, происходит в горизонтальной плоскости справа налево и перпендикулярно направлению движения тела. В своем движении оно как бы стремится перехватить душу, которая летая рядом, играет с телом и хочет от него убежать.




Картина № 5 из серии «Полет бабочки»,  холст, масло, 70 см х 50 см, 2010 г.,
на которой представлено чувство равновесия.

Перейдем теперь к чувству равновесия, которое очень удачно передано в виде обнаженной женской фигуры, сидящей на коленях. Здесь бабочка словно пикирует, низвергается вниз, и вот-вот коснется колен женщины. В ее позе колени играют особое значение, поскольку они придают телу опору. Именно коленные суставы исполняют ведущую роль при сохранении человеком равновесия и прямостояния. Фигура девушки, сидящей на коленях, это указание на прочное и устойчивое положение. Ее живот сильно втянут, а руки подняты и поддерживают волосы. Вся фигура передает ощущение внутренней опоры.
С этой устойчивостью и прочностью в позе девушки контрастирует движение бабочки, которая, наоборот, грозит упасть, описывая траекторию от головы до колен. Картина работает на переживании контраста между устойчивостью и падением – это и определяет чувство равновесия, как чувство баланса между статичностью и неустойчивостью. Шлейф бабочки едва касается тела девушки в области груди, выделяя лишь небольшую чувствительную зону на ее теле, совпадающую с центром тяжести композиции. Остальная фигура бесцветна, в полном соответствии с тем, что чувство равновесия в человеке не имеет оттенков – оно либо есть, либо его нет. И если его нет, то наступает головокружение, вызывающее необходимость поддержать голову. Интересно проследить, как тонко чувствует художник равновесие фигуры, изображая женщину, поддерживающую между руками голову и собирающую свои волосы.
На чем основано это чувство равновесия?
Оно основано на том, что душа переживает возможное падение бабочки, спонтанное движение души сверху вниз. Если это переживание души в норме, то оно придает телу устойчивость. Если же переживание слишком сильно, то тело, наоборот перестает контролировать себя – отсюда страх высоты.




Картина № 6 из серии «Полет бабочки»,  холст, масло, 70 см х 50 см, 2010 г.,
на которой представлено чувство осязания.

За чувством равновесия я бы поставил картину, представляющая чувство осязания, пожалуй, самую поразительную из всей серии в смысле сходства обнаженной фигуры с изображаемым чувством. Как вы думаете, почему фигура девушки поставлена точно в профиль? Даже правая рука полностью закрывает собой левую руку, как будто ее нет вообще! Это потому, что чувство осязания находится на границе между внутренним и внешним. У границы нет левого и правого. Чувство осязания пограничное, оно настолько же внутреннее, насколько и внешнее. Дотрагиваюсь ли я пальцем до мяча, или мяч дотрагивается до моего пальца, это оставляет одинаковую вмятину на коже и одинаковое тактильное ощущение. Посмотрите, как вогнута ее спина со стороны бабочки – это потому что объект оставляет в органе восприятия (коже) вмятину.
Движение души при этом – сквозь тело, обтекая и захватывая его с двух сторон. Когда я хватаю предмет, то движение души такое же, как показано на данной картине – вперед к телу, немного сверху и сквозь него. То, что бабочка садится на мизинец девушки, пояснять не требуется – ведь это чувство осязания. Пальцы рук – это, можно сказать, самый рабочий инструмент осязания. Грудь (чувствительная область органа восприятия) сильно выставлена вперед на периферию композиции (сравните с предыдущей картиной, где грудь находится в самом центре композиции), что и понятно, так как человек осязает крайней периферией своего существа.
Обратите внимание, какой эффект производит на девушку то, что бабочка приземлилась на ее палец. Она словно в экстазе, словно произошло какое-то священнодействие, совершилась какая-то мистерия. От возбуждения она закрыла глаза. Чувство осязания это самое священное из всех чувств, самое доверительное. Недаром Фома требовал потрогать раны Иисуса и не верил зрению - только осязание сообщает знание, которому можно доверять. Мы можем не доверять зрению, в еще большей степени не доверять слуху, но чувству осязания доверяем всегда. Доверие к объекту, который находится за спиной, это самая наглядная иллюстрация чувства осязания.



Картина № 4 из серии «Полет бабочки»,  холст, масло,
70 см х 50 см  и 150 х 100 см, 2010 г.,
на которой представлено чувство обоняния.

Чтобы изобразить чувство обоняния, совсем не обязательно особо отмечать на картине нос. Нос может быть даже второстепенной деталью композиции, и все-таки, глядя на нее и сравнивая с другими картинами, можно безошибочно привязать ее к чувству обоняния. По крайней мере, это не вызывает противоречия. Мы видим это по жесту и настроению. Здесь можно опять отметить некоторые характерные свойства внешнего чувства, которые отмечались уже на предыдущих картинах.
Во-первых, мы видим закрытость чувства обоняния (девушка стоит, повернувшись спиной) и, во-вторых, его животный характер, как и у чувства жизни. Всё действительно совпадает - ведь мы не идем в мир с отрытым носом, вынюхивая, где что лежит, как это делают собаки. Запах попадает в ноздри как бы совсем случайно, и нам сначала нет дела до того объекта, который его вызвал. Мы чувствуем себя так, что лучше бы вообще не было никаких запахов. И вы видите, что девушка не смотрит на бабочку. Оглядываясь, она словно ищет, что вызвало ее беспокойство.
В-третьих, опять мы видим, что бабочка присела на руку девушки, чтобы совершить некое таинство, что указывает на интимный и даже священный характер чувства. С помощью чувства обоняния мы можем узнать об очень-очень сокровенных индивидуальных свойствах предмета, о которых невозможно помыслить в понятиях или представить. Это что-то сугубо интимное, чего мы стесняемся. Некоторые запахи просто способны свести нас с ума.
Новым же по сравнению с другими чувствами является необычное движение души. Шлейф, тянущийся за бабочкой, сворачивается в шар. Движение души сконцентрировалось вокруг объекта, оно неподвижно и может, как воздушный шар, медленно подниматься, воспарять, или опускаться. Некоторые запахи могут нас возносить, а некоторые подавлять. Нюхая, мы замираем в ожидании, что будет.
Новым элементом является также кофточка, которую девушка готова снять. Чувство обоняние внятно велит ей полностью оголиться, чтобы целиком отдаться запаху. Но в то же время кофточка может быть одета, и тогда это так, как если бы мы не слышали запаха или полностью к нему привыкли.



Картина № 1 из серии «Поцелуй бабочки»,  холст, масло, 150 см х 130 см, 2010 г.,
на которой представлено чувство вкуса.


Очень изящная картина! Особенно, если представить, что она достаточно больших размеров и что сидящая на губах бабочка выглядит в натуре громадиной. Среди серии картин «Полет бабочки» я не нашел картины, соответствующей чувству вкуса, и взял эту, из другой серии. Здесь вообще нет женской фигуры, но ее можно домыслить, хотя можно и не домысливать, ибо зачем чувству вкуса остальная фигура! Фигуру можно было бы изобразить в виде девушки, сильно наклонившейся вперед и протягивающей руки, чтобы напиться из источника. Но тогда как быть с бабочкой? Бабочка все равно так или иначе должна оказаться на губах девушки, и на этом душевное движение как бы останавливается, замирает. В случае чувства вкуса нельзя говорить о движении души, так как внешний объект закончил свой путь, вошел в человека, и теперь составляет с ним одно целое, как в чувстве жизни. Можно лишь вспомнить, каким он был красивым и аппетитным до того, как оказался во рту.
Итак, бабочка у закрытых, но чувствительных губ. Так выглядит чувство вкуса.
Это уже третье из интимных сокровенных чувств (наряду с чувством осязания и обоняния), о котором можно говорить, что здесь происходит таинство соединения объекта и субъекта восприятия. Бабочка садится на поверхность тела, а это значит, что она хочет доверить девушке самое дорогое, что у нее есть – свое яйцо, продолжение своей жизни, которая будет протекать потом в другой форме. Потрогать предметы, испытать их на вкус, понюхать – не это ли является непостижимой тайной и прелестью жизни? Только через живопись можно немного приоткрыть эту свершающуюся ежедневно мистерию и увидеть, как в тех или иных картинах запечатлена вся красота чувства вкуса, чувства обоняния и чувства осязания. Да прикоснемся же и мы к красоте восприятия внешних чувств, рассматривая эти на первый взгляд такие простые работы!



«Лавина» из серии картин «Стихии»,  холст, масло, 150 см х 100 см, 2010 г.,
на которой представлено чувство слуха.

Чувство зрения мы пропускаем, так как говорили о нем в начале статьи, на очереди чувство слуха – самое духовное из обычных внешних чувств. Для него тоже не нашлось подходящей картины из серии «Полет бабочки», однако очень удачно его иллюстрирует другая картина - из серии «Стихии». В своей основе картина похожа на третью, представляющую чувство холода и тепла, в обеих картинах есть и светлый поток, и леопард у ног девушки, хотя здесь он, может быть, в этом смысле и лишний. Но есть и отличия, главное из которых то, что светлый поток теперь не падает прямолинейно сверху, а изогнут как дуга и чем-то напоминает оттянутую, вибрирующую струну. Девушка стоит, наклонив голову набок, и ее фигура тоже слегка наклонена в направлении изгиба дуги светлого потока, что совершенно замечательно указывает на орган слуха. Также и барабанная перепонка реагирует на внешние акустические волны, прогибаясь от колебаний давления воздуха в ухе. Это принцип работы органа слуха. Сравните третью и девятую работы, и вы найдете убедительные и достаточные основания считать, что третья соответствует чувству холода и тепла, а девятая – чувства слуха. Общее в них то, что в обеих нет бабочки. Внешний объект, вызвавший в пространстве звуковые волны нам безразличен, мы воспринимаем лишь звук, вибрирующий в пространстве, когда слушаем музыку, а не устройство, которое ее производит.
Открытость фигуры как бы говорит, что все тело чувствует колебания воздуха. Есть даже такое выражение: "Она превратилась в слух". Вы можете спросить: «Как же так! Ведь только небольшая область в теле человека – ухо – чувствительна к звукам!» Однако обнаженная фигура девушки на картине - это и есть ухо. Саму барабанную перепонку мы никогда не чувствуем (при нормальной громкости звука), а чувствуем так, что звук находится здесь и охватывает все тело и пространство целиком, а не только узкую область, отвечающую за восприятие.




Картина № 7 из серии «Полет бабочки»,  холст, масло, 70 см х 50 см, 2010 г.,
на которой представлено чувство слова или речи.

Перейдем теперь к более духовным внешним чувствам человека, которые начинаются с чувства слова. Эти высшие чувства невозможны без внутренней душевной активности человека. Мы можем видеть, слышать, осязать, не участвуя в восприятии душой, ведь зрительные, слуховые и тактильные ощущения достаются нам без всякого труда со стороны души. Душа, на которую работают эти органы, располагает данными восприятиями априорно. И мы привыкаем, что восприятия этих чувств доставляются как бы автоматически. А с чувством слова, чувством мысли и чувством "я" обстоит не так, здесь кроме восприятия некого процесса, за которое ответственна определенная область головного мозга, нам еще необходимо потрудиться душой. Поэтому эти чувства, когда мы воспринимаем чью-то речь или мысль, мы часто не считаем за чувства, думая, что все зависит от нашей душевной активности. Но стоит обратить внимание на то, как по-разному люди обучаются иностранным языкам, так сразу мы понимаем: многое зависит от того, насколько у человека развито чувство слова.
Итак, в этих трех внешних чувствах присутствует наряду с пассивным восприятием внутренняя активность души.
Интересно заметить эту активность, взглянув на предыдущие картины. В них вы видите только внешнюю позу женщины, без того чтобы в ней отражалась ее внутренняя самостоятельная жизнь. Женщина стоит в них как модель. На трех последних картинах, однако, отчетливо видна внутренняя деятельность души.
Что делает женщина на данной картине? Она обращена к говорящему и принимает левой рукой падающие сверху цветы - слова. Это схватывающая деятельность сознания выражается в чувстве слова, способного выделять из потока звуков осмысленные понятия.
Движение души при этом закруглено в шар, как и в случае с чувством обоняния (так как чувство речи распознает слова подобно тому, как чувство обоняния - запахи). Мы видим, что бабочка хотела бы присесть на руку, которая слегка закрывает интимное место, однако не садится. Это означает, что душа не отдается до конца улавливаемым словам, как она отдается запахам, но ставит перед ними преграду, воспринимая их довольно поверхностно, всего лишь как знаки.




Картина № 1 серии "Полет бабочки", холст, масло, 70х50 см и 150х100 см, 2010 г., на которой представлено чувство мысли.

Цель данной серии картин - показать духовную красоту личности человека через красоту обнаженного женского тела. Мы постигаем эту красоту, когда символически распознаем в картинах органы внешних чувств. Это только один из возможных способов, наверное, существуют и другие. Созерцая картины, можно любоваться тем, какое это удивительное существо - человек, как мудро он устроен в соответствии с законами космоса. Закон чувств – это один из законов космоса. Все начинается с самочувствия или чувства жизни, потом чувства уходят вовне, разделяются на субъект и объект, а потом все снова возвращается на круги своя.
Данную картину и представленное на ней чувство мысли, мне кажется, комментировать излишне. Все прозрачно и очевидно. Объект чувства - это невидимая мысль, которая, как бабочка, витает в духовном пространстве. Она спускается сверху на человека, пронизывая его и увлекая вперед. Игра заключается в том, чтобы логически следовать за мыслю, что женщина на картине и делает, буквально устремляясь в своем движении за бабочкой, но без того чтобы видеть ее. Женщина - это наше мыслительное движение в голове, а бабочка - истина, которую предстоит открыть или осознать. Правая рука делает характерный жест задумчивости, фигура выражает погруженность во внутреннюю мыслительную работу. Видно, что игра с бабочкой для нее не из легких.
Что означает накидка на плечах? Это сокровенность мыслительного процесса. До сих пор человечество не знает, что значит мыслить, потому что, когда мы мыслим и устремляемся вперед за бабочкой, мы забываем про себя, а когда погружаемся в себя, то теряем из виду бабочку. Самоощущение, эгоистическое восприятие себя, с одной стороны, препятствует работе мысли. А с другой стороны, полет мысли заставляет нас порой забыть о себе. Об этой тайне чувства мысли хочет поведать картина.




Картина № 2 серии "Полет бабочки", холст, масло, 70 см х 50 см и 150 см х 100 см, 2010 г.,
на которой представлено чувство другого "я".

В последней картине наиболее отчетливо показано единство физического и духовного начал, проявляющееся в чувстве другого "я". Когда человек не верит или же сомневается в существовании духовного мира, то это скорее всего означает, что у него не развито чувство другого "я". Он не воспринимает других людей, а только самого себя, поэтому ему и кажется, что достаточно ограничиться картиной мира, открывающейся перед обычными органами внешних чувств (зрением, слухом, осязанием), которые он единственно признает. Но все дело в том, что у него просто, как у слепого, отсутствует 12-е чувство, при помощи которого он мог бы чувствовать индивидуальность другого человека и проникать в мир другого «я».
Как происходит это проникновение в чужой мир? Это примерно так же, как и на картине. Орган интуиции (сущность которой еще более скрыта от человека в одежду) оголяется вслед за шлейфом бабочки. Видно, что одежда на теле девушки как бы расстегивается там, где пролетела бабочка. Бабочка словно хочет раздеть девушку своим полетом. Шлейф бабочки – это ведь движение души, соответствующее данному чувству, то есть, чувству другого "я". Получается, что одновременно с восприятием другого «я» происходит раскрытие, оголение собственной души. То есть, собственное самопознание открывает нам другое "я". Другими словами: открывая себя, мы познаем другого человека.
Через самораскрытие и самоотдачу в жестах девушки и бабочки на картине показан самый интимный и созидательный процесс в духовном существе человека. Чувство другого "я" по своей сути самое далеко проникающее во внешний мир чувство, так как нет ничего более далекого, чем внутренний мир другого человека. Но с другой стороны, оно как бы снова возвращается к себе, так что следующая за чувством другого "я" будет опять же картина чувства жизни. Круг замыкается!

С благодарностью к художнику Раисе Арефьевой, предоставившей столь богатый материал для духовно-научных интерпретаций,




  Галереи художников
  Cчётчик

Яндекс цитирования


  Регистрация

Логин:
Пароль:
 
  БЛОГИ
Личные страницы пользователей - полный список блог-галерей пользователей.
  Сайт АРТСОФИЯ предлагает:


АРТСОФИЯ - Художественная критика. Copyright © 2017. Михаил Андреев.