Об авторе
Манифест художественной критики
   О проекте
   Заказать галерею, сайт
   Заказать статью
   50 лучших картин
   Заработок партнерам
   Обучение художникам
   Частные публикации
  ATRSOPHIA-SHOP


Ваши продажи 24 часа в сутки


  ТОП-статьи

Свет и изображение света


Как продать картину


Light and Sea Inside Me


The Perpetuum Mobile of Creativity


How to promote your art in a social network


Paintings from the before birth


The painting to understand ourselves


  Сайт АРТСОФИЯ предлагает:
   Современная икона Сергея Смирнова и религиозная живопись


Sergey Smirnov «Little Fisherman / Рыбачок»
oil on canvas, 50 x 35 sm, 1996
http://smirnov.biz/


Говорят, что художник изображает на картине себя, то есть, свой собственный тип. Не верьте этому!

Картину Сергея Смирнова «Рыбачок» можно с правом рассматривать как классику. Прошло всего несколько лет со дня смерти художника, а уже кажется, что такие гениальные полотна могли писать только старые мастера: Модельяни, Андрей Рублев, да еще некоторые неизвестные иконописцы.
Да, Сергей Смирнов создал жанр современной иконы. Его портреты – большей частью женские – это словно сошедшие с икон лики святых и мучеников, с продолговатыми лицами, классическим древним профилем, глубокими выразительными глазами. А брови! Эти брови напоминают античные арки. Дуги бровей повторяются во всей картине, как некий барельеф на фасаде готического храма, они и в дугах холмов, и в дугах рук, и в лямках и т.д. Это целая симфония из полукруглых арок и полуарок, великолепная аналитическая геометрия искривленных линий – гипербол и парабол.

Однако, самое важное на картине – лицо. Ну, а ног у фигуры, заметьте, вообще нет. Сей человеческий архетип легко обходится без ног. Впрочем, руки – тоже как бесплатное приложение к лицу, безвольные и нежные, они не для того чтобы замахиваться и бить, а только гладить и прикасаться. Да еще для того чтобы принимать дары – дары моря и дары Неба.

Что же за человек изображен на картине? Какова его профессия, его общественная и духовная роль? Кто он?

Сначала мне показалось даже, что это девушка, и только по названию картины я точно определил, что юноша. Хотя и юноша, а тем более мужчина, он с большой натяжкой. Где его энергия? Где сила? Одна только покорность и мягкость. Наверное, это и называется религиозным термином «смирение». А где страсть? Где позиция? Где движение к мечте, к цели? Ничего этого нет. Этот «мужчина» не борец, и не творец. Он не умеет ни нападать, ни работать, ни защищаться, он вряд ли понравится женщине. В руках у него тонкая тростинка вместо удочки, при помощи такого орудия семью, увы, не прокормить.

Так, кто же он? Что нашел для себя в этом образе художник? И не только в этом одном, потому что у него десятки других мужских и женских портретов, которые по душевному типу ничем, в принципе, не отличаются от "Рыбакча". Все они прекрасные, утонченные и духовные, но какие-то уж чересчур тихие. В этой тишине скрыта какая-то тайна. Что хочет сказать о себе портрет? Мы смотрим на картину, и понимаем, что ничего. В присутствии юноши можно говорить всё что угодно, и он всё стерпит. Сам же он ничего не произносит, не сочиняет никаких стихов, не поет про себя никаких песен, не мыслит, а только молчаливо страдает и внимательно смотрит. Может быть, через пару минут он и пойдет, может быть, изменится и проявит какую-то инициативу, что-нибудь, наконец, сотворит. Но это только в потенциале. Одно можно сказать, что он не безнадежно наивен, что при желании он мог бы совершить чего-нибудь стоящее. Но желания у него пока нет, и неизвестно, появится ли. Время для него словно остановилось в далеком мифическом детстве.

Однако сам художник, он совсем не такой - он активный, деятельный, современный. Так почему же он создает такие портреты?

Это действительно загадка. Зачем художник пишет эти блаженные лики дурачков-иванов? Какой в этом смысл?

Загадка, однако, быстро решается. Утренняя тишина на картине, черные холмы, озеро и золотое небо с церковкой над головой уж очень напоминают по своему характеру Галилею. Уж не на этой ли горе Иисус две тысячи лет назад накормил духовным хлебом пятитысячную толпу? И этот рыбачок…Не так ли, случайно, выглядел в свое время типичный ученик Иисуса Христа?

Да, так. Сам Иисус, конечно, был абсолютно другим, Он был целеустремленным, мощным, страстным, сконцентрированным, твердым. Он резко отличался на фоне своих учеников. Недаром одного из них Он назвал Петром (что значит «Скала»), потому что этого качества Петру как раз не доставало. Однако в свою команду Он набирал именно таких беззащитных мальчиков, овечек. Они больше всего подходили Ему на роль принимающих мудрость; их вспомогательная роль заключалась в том, чтобы принимать от Отца духовный поток. Они служили проводниками. Сам же Иисус вел жизнь стратега, непримиримого борца, Он сражался со своими духовными врагами, Он говорил все время о какой-то великой миссии, о великой цели, Он бесстрашно шел на смерть и защищал Собою нерешительных учеников. Он отдавал, а они должны были принимать. И эту роль Он подбирал людей противоположного, принимающего типа. Так это у Него работало.

Церковные иконы стараются возвести рыбачка-агнца в идеал верующего. Мол, ничего не надо делать, надо только стоять с тростинкой на берегу, усмирять свою страсть, и Бог даст всё. Однако настоящий идеал человека – это Иисус, а не мальчики-рыбачки, которых потом как святых и мучеников писали иконописцы. Типичный святой – это не Иисус, это, скорее, Его противоположность.

Значит, художник Сергей Смирнов тоже вторит этому иконописному идеалу?
Нет, не совсем. Вы видите эту клетчатую актерскую шапочку на голове рыбачка? Это же шапочка дурачка. И это совсем не случайно. Ближайшие ученики Иисуса играли при Нем своего рода актерскую роль, как шуты при короле, они исполняли работу подмастерьев, но для них это было временно. Они временно скрывали свою сильную личность, пока рядом действовал живой Иисус. Не имеет смысла поэтому подражать апостолам и всем прочим христианским святым, как их изображают, потому что все они играли роль. Имеет смысл подражать только Иисусу.

Именно это и делает художник. Знаете, почему он пишет свято-мученические портреты?
Ведь, он тоже, как Иисус, хочет окружить себя командой учеников. Каждая его картина – это еще один внимающий истину ученик. Он пишет эти смиренные лики, чтобы они его слушали. Он отводит через них свою бьющую ключом творческую энергию. Так это работает у художника! Люди на картинах – это его творческая команда.



  Галереи художников
  Cчётчик

Яндекс цитирования


  Регистрация

Логин:
Пароль:
 
  БЛОГИ
Личные страницы пользователей - полный список блог-галерей пользователей.
  Сайт АРТСОФИЯ предлагает:


АРТСОФИЯ - Художественная критика. Copyright © 2017. Михаил Андреев.