Об авторе
Манифест художественной критики
   О проекте
   Заказать галерею, сайт
   Заказать статью
   50 лучших картин
   Заработок партнерам
   Обучение художникам
   Частные публикации
  ATRSOPHIA-SHOP


Ваши продажи 24 часа в сутки


  ТОП-статьи

Свет и изображение света


Как продать картину


Light and Sea Inside Me


The Perpetuum Mobile of Creativity


How to promote your art in a social network


Paintings from the before birth


The painting to understand ourselves


  Сайт АРТСОФИЯ предлагает:
Духовное в искусстве: Карлос Кастанеда и его посвящение в писатели
Карлос Кастанеда и его посвящение в писатели

Дмитрий Бурдасов "Фантазия № 3 на тему книг Карлоса Кастанеды", 2002 г.
http://palitra-oil.narod.ru/

По всей видимости Карлос Кастанеда родился 25 декабря 1925 года в городе Кахамарке (Перу). Приблизительно в возрасте десяти лет он переехал вместе с семьей в Лиму, где учился сначала в национальном колледже, а потом, с 1948 г., в школе изящных искусств. Библиографические данные об этом периоде его жизни скупы и противоречивы. В 1951 году он иммигрировал в США, получил американское гражданство и в том же году поступил в Калифорнийский университет в Лос-Анжелесе на факультет антропологии. Обучение, по-видимому, затянулось, потому что к 1960-у году, с которого начинаются его дневники, он находился в том же состоянии - то есть, собирался закончить курс антропологии. По некоторым сведениям у него была жена и ребенок, и он подумывал о быстрой научной карьере. Он задался целью публиковать как можно больше научных статей. Материалом для них должна была стать небольшая ботаническая коллекция с пояснениями, каким образом американские индейцы используют эти растения в медицинских целях. Для этого Кастанеда собирался провести ряд полевых антропологических исследований.

Он обсудил свой план с двумя ведущими профессорами. Те приветствовали его желание заняться антропологией, заявив, что как наука о человеке она занимает центральное место среди других дисциплин и имеет громадные социальные перспективы. Однако ботаническую идею вместе с полевыми исследованиями они высмеяли, как детскую, и склонили его к теоретической антропологии, посоветовав углубиться в лингвистику, культурологию и т.п. Кастанеда столкнулся с проблемой двух путей: куда податься, в полевую или в теоретическую антропологию? Выбрав второй путь, он стал бы через какое-то время университетским профессором, но мир никогда не узнал бы Карлоса Кастанеды. Кой-какие амбиции у него были, недаром он родился и провел детство высоко в горах в центре древней цивилизации инков. Ему во что бы то ни стало хотелось проверить, так ли уж бесперспективна полевая антропология. Он отправился в Аризону, где его друзья занимались настоящими полевыми исследовании. Там он встретился с Биллом, тем самым, который позже познакомил его на автобусной остановке с доном Хуаном.

Билл рекомендовал ему заняться так называемой городской антропологией, т.е. статистикой преступности и пьянства среди индейцев. По его словам, достаточно нагрузить машину дешевыми подарками и отправиться в частную поездку в места поселений индейцев, попытаться там завязывать с местными аборигенами тесный контакт, например, напиться с ними или т.п. После чего можно смело публиковать статистику, подкрепленную личными впечатлениями. Он посоветовал Кастанеде побороться за свою ботаническую идею и заверил, что из нее обязательно что-нибудь да выйдет. Но теперь такая полевая антропология пришлась Кастанеде явно не по душе. Он уже смирился с мнением профессоров и лишь нехотя согласился на поездку по Аризоне вместе с Биллом. В пути он сменял Билла за рулем, когда тот бывал пьян, и еще слушал его многочисленные рассказы про невероятные превращения шаманов индейского племени йяки. Эти рассказы почему-то сильно взволновали его. Поездка подошла к концу, и Кастанеде оставалось только сесть на автобус, чтобы вернуться в Лос-Анжелес и уже больше никогда не возвращаться в эти края. И в эти-то последние минуты Билл заметил на остановке старого индейца, которого однажды видел в обществе другого шамана, о котором мимоходом рассказывал. Так произошла встреча Кастанеды с доном Хуаном, определившая всю его оставшуюся жизнь. Случайной эту встречу никак не назовешь, Кастанеда давно подсознательно стремился к ней. Назойливая идея с полевой антропологией нашла, наконец, свое воплощение. Его поразили тогда необычайные глаза индейца, а индеец, в свою очередь, сделал ради Кастанеды исключение и пригласил к себе домой. Наблюдавший эту сцену Билл был поражен успехом товарища.
В своих последующих встречах с Хуаном Матусом, который действительно оказался магом, Кастанеда настойчиво и неоднократно просил его рассказать о лекарственных свойствах кактуса Lophophora williamsii, называемого пейотой. Дон Хуан был немало озадачен такой настойчивостью, ибо в его сознании кактус пейота связывался с культом сверхчувственного природного существа по имени Мескалито. Получалось, что сам того не зная, Кастанеда стучался в святая святых его сокровенного знания. Через год дон Хуан сделал для Кастанеды еще одно исключение и приоткрыл таинственную дверь, куда лишь в редких случаях допускались только индейцы. Таким образом началось беспрецедентное в истории ученичество представителя западной науки Карлоса Кастанеды у безграмотного индейского шамана.

Обучение продолжалось четыре года, после чего перегруженный невероятной информацией и серьезно опасающийся за свою психику Кастанеда решил прервать ученичество. Еще через три года в 1968 году выходит его первая книга. Она содержит две части: в первой представлены его выборочные полевые заметки о беседах и магических опытах с доном Хуаном, во второй - структурная обработка материала первой части, так называемый "Структурный анализ". Книга мгновенно приобрела необычайную популярность, в короткое время было продано 300 тыс. экземпляров. Разумеется, такой интерес был вызван, главным образом, первой частью, которая читалась с легкостью приключенческого романа. Вдохновленный успехом Кастанеда решил продолжить ученичество и в течении следующих тридцати лет издал еще одиннадцать книг. Уже после выхода третьей книги в 1971 году он стал миллионером. Особую известность и любовь сочинения Кастанеды снискали в России и на Украине, где начиная с 1989 года они издавались 72 раза, а до этого еще много раз самиздатом. Чем это объяснить? Наверное, тем духовным голодом, в котором страна оказалась в предшествующие десятилетия, или даже столетия. Пока издавились его сенсационные сочинения, а сам автор еще был жив, люди много ждали от успеха его учения в смысле разрешения своих личных и мировых духовных проблем. Многие верили в бессмертие Кастанеды, и большой неожиданностью для всех явилась смерть писателя, последовавшая 27 апреля 1998 года, о которой сообщили только через два месяца.

Во всех русских переводах первой книги, как правило, опускается ее вторая часть - "Структурный анализ". Мотивируется это тем, что для широкой публики он не представляет интереса, а только для специалистов. С этим можно согласиться с той поправкой, что для специалистов этот "Структурный анализ" тем более не представляет интереса. И тем не менее, в данном переводе первой книги* публикуются обе части. Дело в том, что эта книга повествует не только об индейской магии. Сама магия в ней, по большому счету, действительно представляет интерес лишь для специалистов. В книге поднята еще одна большая общечеловеческая тема - о современном Посвящении. Дон Хуан учит магии не теоретически, он предлагает своему ученику практический экспериментальный метод, а чтобы освоить его, Кастанеда вынужден серьезно заняться познанием и преобразованием самого себя, другими словами, он должен встать на путь духовного ученичества, цель которого Посвящение или - по терминологии дона Хуана - превращение в человека знания. Именно этот честный автобиографический рассказ человека о своем Посвящении, о его продвижении по духовному пути - когда человек не понимает, куда он идет, считает себя неподготовленным для подвига, пытается всеми силами увильнуть от того, что ему предстоит - именно этот рассказ и привлекает интерес современного читателя. Тот, кто читает первую книгу, может мысленно поставить себя на место Кастанеды, примериться, справился бы он с его задачами и нуждается ли сам в таком ученичестве. Многие, вероятно, мечтали бы, чтобы в их жизни тоже появился такой чудесный учитель, как дон Хуан в жизни Кастанеды. Поэтому, очень интересно взглянуть, через какие муки прошел сам Кастенеда, осмысливая свой четырехлетний опыт, и какие логические выводы захотел из него сделать. Мы сохраняем "Структурный анализ" по той причине, что он очень красноречиво характеризует духовное состояние Кастанеды накануне написания первой книги.

Английское название "Тhe Teachings of Don Juan" переводилось в остальных русских изданиях как "Учение дона Хуана", однако правильнее его перевести как "Уроки дона Хуана", потому что ни о каком учении, на самом деле, речи в данном произведении нет. Посвящаемый Кастанеда получает свои познания от посвященного дона Хуана, последний же берет их от своего учителя-мага, а тот в свою очередь от своего и т.д. Все эти передаваемые от учителя к ученику познания сводятся к наставлениям по использованию галлюциногенных растений, и нигде на этом пути мы не находим никакого первоисточника знаний, никакого учения, никакой философии и никакого мифа. Правда, Кастанеда утверждает в "Структурном анализе", что целью ученичества было усвоение учеником некой "понятийной последовательности", но вся эта последовательность сводится к двум довольно тривиальным идеям: 1) мир необычной реальности существует и 2) этим миром необычной реальности можно пользоваться наряду с обычным миром. Бесспорно, этого мало, чтобы говорить о каком-то учении, подобно тому как в буддизме, например, говорят об учении Будды. Возможно, в далеком прошлом и существовал какой-то мистериальный источник, из которого маги черпали свои познания, но со временем он был забыт и вся мистерия постепенно выродилась в шаманизм. Каждый учитель типа дона Хуана практикует магию независимо от остальных учителей и может с равным успехом учить не только наследуемым познаниям, но и своим собственным. Эта черта свидетельствует об упадке данного посвящение, но одновременно и о важном признаке современного посвящения, которое не навязывает посвящаемому никакой предначертанной концепции или религиозной доктрины; оно дает человеку только направление и силы, а построить себе мировоззрение он может впоследствии самостоятельно.

Вторая отличительная особенность посвящения Кастанеды относится к магии. Дон Хуан проводит своего ученика через ряд состояний необычной реальности, когда ученик должен сознательно воспринимать действительность в свободном от тела состоянии, иными словами, не при помощи обычных внешних чувств. Кроме того, что он воспринимает, он должен еще воздействовать в этом свободном от тела состояния на обычную физическую действительность. В этом и состоит магия. Человек, по словам дона Хуана, может мистически передвигаться в пространстве и наносить удары врагу, находящемуся за тысячи километров от него. Ничего подобного нет ни в христианской эзотерике, ни в буддизме, ни в одной посвятительной школе Европы или Азии. Этого нет даже в древних мистериальных школах Греции, Египта и Ассирии, когда жрецы погружали ученика в трехдневный летаргический сон, а потом извлекали его из этого сна. Находясь в бестелесном состоянии, ученик облетал всю Вселенную и получал прозрение в истинность преподаваемого ему знания. В этом и состояло Посвящение, но при этом от ученика не требовалось никаких действий. Его не обучали действовать, исходя из своего ясновидческого состояния. Действовать он начинал позднее, когда усвоив через Посвящение мудрость мистерий, становился царем, полководцем или предводителем своего народа. Дон Хуан тоже вводит Кастанеду в летаргические состояния и выводит его из них, подобно жрецу мистерий. Однако он ждет от него действия, т.е. учит практически использовать ясновидческие состояния необычной реальности.
Отсюда можно сделать вывод, что посвящение Кастанеды берет начало от мистерий древних американских цивилизаций, а те, в свою очередь, от мистерий древнего атлантического периода. В те доисторические времена люди еще умели духовно воздействовать на силы природы и, в частности, могли пользоваться силами растительного царства, применять их в качестве двигателей для перемещения по воздуху. Мистерии Атлантиды потом пришли в упадок именно из-за магических злоупотреблений; последние остатки этих древних школ, по всей видимости, сохранились среди американских индейцев. Овладевать древними магическими способностями становилось все труднее, и нередко процесс мистериального упадка доходил до черной магии, когда пытались развивать у себя магические способности, принося в жертву человеческие жизни. В рассказах дона Хуана имеются упоминания о черных магах, но он сам и его ученик стоят в стороне от этого направления. Скорее, у них даже просматривается тенденция совсем придать магию забвению. Дон Хуан говорит, что в настоящее время магические силы растений годятся, мол, только для того, чтобы пугать индейцев. Человек, который о них ничего не знает, просто не верит в факты превращения, перемещения по воздуху и т.д. Да и самого Кастанеду они мало привлекают. Акцент ставится теперь на видении, а не на действии, и эта черта приближает данное посвящение к современному.

Следующая его отличительная особенность - это использование галлюциногенных растений. Вероятно, в прошлые времена такое использование их считалось самым нормальным методом вызывания у ученика состояний необычной реальности. В современном посвящении принято обходиться без искусственных препаратов. Хотя при галлюцинациях и белой горячке наступают те же необычные состояния сознания, но на этом пути почти невозможно избежать психических нарушений и болезненной привязанности к галлюциногенам, которая разрушает личность. Теперь ясновидческие и другие необычные переживания вызывают путем собственного волевого усилия, путем концентрации и медитации. Духовно и физически здоровый Кастанеда начинает противиться принятию галлюциногенов, и по этому поводу у него с доном Хуаном начинается разногласие. Дон Хуан считает, что принятие внутрь приготовленных из растений препаратов необходимо для познания свойств этих растений; вызываемые ими состояния он расценивает как проявление этих конкретных свойств; такое познание, по его мнению, сообщает человеку силы и способности, в том числе способность видеть в других мирах. Обучение ученика должно, мол, начинаться с приема препаратов, а в дальнейшем он может обходиться и без них. Кастанеда, напротив, интересуется состояниями необычной реальности как таковыми; ему не так важно, какими растениями они вызваны; свою силу он видит в подробном воспоминании этих состояний, в распространении на них способности здравого суждения, классификации, выделении существенного и несущественного и т.д. Он с охотой рассказывает о своих необычных переживаниях дону Хуану, а тот зачастую отворачивается от его логических разборов.
Другой чертой посвящения являются своеобразные отношения между учеником и учителем. В более древнем посвящении к учителю относились как к гуру; то есть ученик должен был во всем беспрекословно подчиняться его авторитету. В способности к такому послушанию видели особый дар и непременное условие ученичества. В современном посвящении учитель больше напоминает не гуру, а преподавателя математики: он только сообщает условия задачи и указывает на правильные средства решения, а ученик уже свободен выбирать, как он будет решать задачу и будет ли решать вообще. Дон Хуан по своим манерам больше напоминает гуру: он зорко следит за тем, выполняет ли в точности Кастанеда его указания; никогда не рассказывает о своих намерениях ученику за исключением крайних случаев; пресекает все его произвольные суждения; подгоняет, если тот не торопится и т.д. Однако эти их отношения не регламентированы никакими правилами, они вполне естественно складываются в ходе их свободного сотрудничества, и даже создается впечатление, что дон Хуан, уже как учитель математики, помогает Кастанеде справиться с его собственной задачей, с которой он не может справиться в одиночку. Поэтому и в этом пункте обоими осознается переход к современной форме посвящения.

Есть еще одна особенная черта посвящения Кастанеды, о которой он иногда говорит открыто - своеобразная принудительность обучения. Странным образом, ученик совершенно не горит побольше узнать о свойствах растений-союзников, или стать человеком знания, или присвоить себе сверхъестественные силы и способности, или прославиться своими похождениями. Путь труден и лишен естественных для современного человека удобств, и Кастанеде постоянно кажется, что с него довольно. Каждый раз он желает оттянуть очередной предстоящий опыт, иногда даже молится, чтобы участь подопытного кролика миновала его. Он страшно боится того, что подумают другие, нормальные, люди, когда увидят его танцующим вокруг растения дурмана, боится за свое здоровье и, самое главное, боится, что однажды сойдет с ума. Удерживает его на пути ученичества лишь опасение, что он пропустит нечто важное и будет потом шибко раскаиваться.

Впоследствии, отмываясь от перенесенного им "позора", Кастанеда напишет свой "Структурный анализ" с целью убедить людей науки, что его ученичество не было, мол, ребячеством, дикостью и сумасбродством, но что в нем будто бы была заложена стройная самосогласованная логическая система обучения.

Что ж это за ученичество? Как понимать эти постыдные оправдания ученика? Является ли указанная принудительность признаком упадочности, несоответствия посвящения Кастанеды требованиям времени? Скорей всего - нет. Все эти странные переживания Кастанеды весьма характерны для каждого посвящения. Человек, проходящий посвящение, чувствует себя так, что любые разочарования, любую неуверенность в себе и любую беспросветность человеческой жизни ему было бы легче перенести, чем свое посвящение. Это обычный фон посвящения. И Кастанеда не исключение.
Однако, есть еще одна особенность посвящения Кастанеды. Она является чем-то выдающимся и блестящим, своего рода par excellence современного посвящения. Речь идет не о его последующих сочинениях, не о созданной им теории, не о чем-то таком, что выходит за рамки написания первой книги. Кастанеда, увы, не говорит об этом явно. Впрочем, когда автор умалчивает о главном, это тоже характерная черта посвящения. Часто это лежит на поверхности, но люди не замечают его, потому что их внимание бывает направлено на что-то другое.

Так, можно сперва подумать, что загадка заключается в методе, который применяет Кастанеда, т.е. в методе "исчерпывающего допроса", как он его называет. Кастанеда, в самом деле, задает много вопросов; часто он задает глупые вопросы, или все без исключения вопросы, которые можно задать. Можно только восхищаться его искусством задавать вопросы. Благодаря этому искусству перед ним, действительно, рано или поздно открываются все двери. И без того неразговорчивый дон Хуан, который вдобавок должен держать язык за зубами, если ученик еще не созрел, начинает нехотя, после пятой или десятой попытки Кастанеды, давать ответы. Конечно, данный метод очень помог Кастанеде, однако он приобрел его еще в университете. Спрашивается: а что приобрел Кастанеда в результате четырехлетнего обучения у дона Хуана? Каков был результат эзотерического обучения? Стоила ли вообще игра свеч?

Сам Кастанеда уклончиво отвечает, что после четырех лет обучения он остался таким же новичком в смысле тайного знания, каким был вначале. Но это лишь хитрая уловка. Далее он говорит, что спасовал перед первым врагом человека знания (страхом), имея в виду свой уход в 1965 году. И создается впечатление, будто вообще не было никакого результата, будто те четыре года, когда он шаг за шагом наращивал внутреннюю силу, принимал "чертову травку" и т.д., прошли совершенно впустую. Читатель делает вывод, что плодов обучения нужно ждать после продолжения прерванного ученичества, от следующих томов, где рано или поздно будет сформулирована великая истина и раскрыта тайна мировой магии. Целое поколение последователей Кастанеды восторженно глотали один за другим тома и все ждали каких-то невероятных чудес, пока в 1998 году не наступила самая тривиальная смерть их учителя. А между тем первый гигантский плод Посвящения, созрел уже в 1968 году, когда Кастанеда написал свою первую книгу, т.е. ровно через семь лет после начала обучения. В Кастанеде тогда проснулся талант писателя. Появление этого таланта и надо рассматривать как плод того периода, когда он проходил эзотерическое обучение.

Как художественное произведение "Уроки дона Хуана" - это поистине гениальная вещь. Образ дона Хуана, человека знания, человека-воина, мужественно и независимо идущего по жизни, идеального и индивидуального во всех отношениях, этот образ не имеет себе равных. Другой образ, ученика-Кастанеды, неуверенного, комплексующего, но настырного университетского выкормыша, можно сравнить, пожалуй, с образом Иванушки-дурачка из русских сказок. Оба образа очень неподдельно взаимодействуют друг с другом и имеют свои подсознательные мотивы. Чтобы выдумать эти два образа вместе со всеми посвятительными процедурами и состояниями необычной реальности, надо обладать гигантской силой фантазии. Но даже тот факт, что они списаны с живых личностей и событий (а писатель всегда пишет с чего-то живого), не умаляет заслугу Кастанеды-писателя. То, что он смог стать писателем с большой буквы, написавшим гениальную книгу, есть заслуга и результат его с виду провалившегося ученичества.

До своего ученичества Кастанеда не обладал никаким литературным талантом. Это уже видно из того, как его герой Кастанеда-ученик говорит и думает на протяжении книги. Сразу видно, что это мог быть будущий ученый, но отнюдь не писатель. "Кто крал книги из университетской библиотеки?" - вот один из плодов его убогой фантазии, когда надо было придумать вопрос для опыта с гаданием. Это поистине чудо, перед которым меркнет вся прочая магия, что такой человек впоследствии смог написать книгу. Данного чуда просто не замечают, ибо кажется, что Кастанеда публиковал лишь свои полевые заметки и просто, как репортер, констатировал факты, из чего потом сама собой получилась книга. Сам Кастанеды, из скромности, не собирается разоблачать эту иллюзию. Состряпать книгу, не обладая литературной фантазией, увы, не так просто. По его собственным словам, он сперва не знал, что ему делать с собранным полевым материалом. Его было слишком много, и он несколько раз пытался безуспешно его классифицировать. По всему видно, что он вначале готовил всего лишь отчет для научной общественности. Логически напрашивался "Структурный анализ". Обычное логическое мышление подсказывает человеку, что если у тебя есть какой-то опыт, то этот опыт надо систематизировать, проанализировать и сделать из него какие-то выводы. И Кастанела три года трудился над своим "Структурным анализом", пока не пришла гениальная идея - слегка подкрепить этот "Структурный анализ" некоторыми полевыми заметками, из чего и вышла впоследствии книга, которую прочли миллионы. Чтобы довести эту идею до воплощения, потребовалось огромное воображение. Доказательством того, что идея художественной книги возникла у автора не сразу, что она была добыта потом и кровью, служит факт наличия в ней второй части - "Структурного анализа".

Писатель Карлос Кастанеда - это уже не тот ученик-Кастанеда, который проиграл битву с первым врагом. Первый Кастанеда (писатель) - победитель, второй - побежденный. По литературным соображениям Кастанеде-писателю было выгодно представить свой образ в жалком, потерпевшем поражение состоянии. Но истинный Кастанеда выиграл битву, он стал человеком знания в 1968 году. Он победил первого врага человека знания - страх - потому что не побоялся выставить в книге собственный образ, свое низшее "я", в самом неприкрытом и несовершенном виде. Он победил второго врага - ясность - потому что не захотел писать с позиции своей победы, а оставил себя тем непосвященным, каким был раньше, хотя ясно сознавал, что вышел победителем и родился заново. В третьих, Кастанеда-писатель победил искушение властью и не стал отныне претендовать на тайны индейских магов, потому что свою силу увидел не в магии и не логических выводах, а в художественном творчестве. И наконец, он вступил в борьбу с последним врагом человека знания - старостью - ибо остался верен своему литературному таланту и вел своего рода двойную жизнь (писателя и литературного героя) в течении тридцати лет. Когда он в 1968 году возобновил ученичество и вернулся к дону Хуану, тот сразу заметил происшедшую в нем перемену, увидел родившегося в нем человека знания. С тех пор дон Хуан стал по-другому относиться к записям, которые делал ученик, ибо понял, что сила его посвящения открывается именно там.

Таким образом, ученичество Кастанеды продемонстрировало одну важную особенность современного посвящения: проходя современное посвящение человек становится творцом, он приобретает силу для художественного творчества, превращается в творческую личность. Посвятительные процедуры не имеют решающего значения; важна сознательная работа человека с состояниями необычной реальности. Индеец-маг не делал ничего особенного, он просто, при помощи искусственных средств, вызывал у Кастанеды состояния необычной реальности и заставлял его осмысливать пережитые в этих состояних картины и образы. Обычно человек склонен относить их к области несуществующего и, таким образом, освобождать себя от их осмысливания. Однако Кастанеда был поставлен в такие условия, что не мог избежать этого труда. Совершая постоянные усилия, направленные на обработку сверхчувственных образов, он выработал у себя сильное образное мышление и благодаря этому смог стать великим писателем. Любое спиритуальное углубление в современную эпоху, если оно не ограничивается теоретическим морализированием, а заставляет работать со сверхчувственными переживаниями, обладает тем свойством, что вызывает у человека мощное раскрытие художественных способностей, даже у такого человека, который от рождения был лишен каких-либо дарований. Карлос Кастанеда показал яркий тому пример.

*) Карлос Кастанеда, "Уроки дона Хуана", 2003 г. в переводе Михаила Андреева





: Количество просмотров 2876

Низкие цены на все товары!




Уважаемый посетитель вы вошли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.


   Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.


  Галереи художников
  Cчётчик

Яндекс цитирования


  Регистрация

Логин:
Пароль:
 
  БЛОГИ
Личные страницы пользователей - полный список блог-галерей пользователей.
  Сайт АРТСОФИЯ предлагает:


АРТСОФИЯ - Художественная критика. Copyright © 2017. Михаил Андреев.